Что хотел сказать автор

Люди придумали много способов общаться: они разговаривают, поют, читают стихи, рисуют и лепят. Всё это — разные виды коммуникации. Я работаю только с одним видом — нехудожественным текстом. И мне любопытно, какое место он занимает в системе коммуникаций.

Текст начинает любое искусство
Учителя задают школьникам вопрос «Что хотел сказать автор?». Они считают его уместным и для стихотворений Бродского, и для картин Моне. Сама постановка вопроса подразумевает, что любое произведение начинается с нехудожественного текста и им же заканчивается. Как будто произведение проживает такой цикл:

  1. Автор создает мысль, выраженную простыми словами. Например, «советские люди забыли праздник Рождества, поэтому не получат изобилия, славы и бессмертия».
  2. Автор заворачивает эту простую мысль в образы и метафоры. Создает что-то вроде шифровки. Получается «Рождественский романс» Бродского.
  3. Читатель расшифровывает метафоры и заново формулирует мысль автора простыми словами. Получается лекция на Арзамасе.

В основе каждого произведения — нехудожественный текст. Понять произведение — значит заново сформулировать мысли, которые автор в нем спрятал.

Искусство живет параллельно
Художники насчет первичности текста не согласны. Они уверяют, что не загадывают загадок, не прячут смысл в метафорах. Говорят, что показывают читателю образы точно такими, какими сами их видят.

Эдвард Хоппер — художник и урбанист. Фото из парка Горького в Москве

О том же сказал фотограф Льюис Хайн: «Если бы я мог рассказать историю словами, мне не надо было бы таскать камеру». Значит, школьные учителя ошибаются: автор говорит ровно то, что хотел, и в той форме, которая передаст идею наиболее точно.

Многие из этого делают вывод, что искусство вообще не нужно объяснять словами. Однажды я была на семинаре по актерской пластике. Преподаватель сказал, что танцем можно выразить что угодно и доказательство показал пластическую импровизацию. Когда музыка стихла, голос из зала спросил:
— Ну и что всё это значило?
Другой зритель ответил:
— Все уже сказано. Танцем.

Если в произведении нет зашифрованной словесной мысли, то и анализировать нечего. Произведение и есть самое полное объяснение самого себя.

Текст рационализирует искусство
Даже если автор не заложил в произведение идею специально, он все равно проговорится. Когда архитектор строит дом, а художник рисует тюльпаны, он непроизвольно приносит в работу идеи эпохи и свое мировоззрение.

«Часто бывает, что художник действительно хочет что-то сказать, и обычно это такое очень болтливое искусство, очень литературное. Как для своего времени передвижники, допустим. Но очень многие вещи говорят с вами через постройку, через картину, хочет автор этого или нет, планировал ли он это вам сообщить или нет. На самом деле, когда художник именно хочет вам что-то сказать, вы всего меньше этому верите. Советская архитектура середины века — замечательный тому пример».
Историк искусства Вадим Басс

Художник в своей работе уже сказал всё, что хотел, в самой естественной форме. Поэтому спрашивать «Что хотел сказать автор?» — неверно. Но анализировать произведение можно: рационально описать то, что в искусстве живет в виде случайных оговорок. Такой анализ — не разгадка, не перевод, а самостоятельное произведение. Оно существует параллельно живописи, архитектуре или поэзии.

А школьникам я бы задавала вопрос так:

Клод Моне, «Тюльпаны Голландии», 1872

Что сказал автор? Или — о чем проговорился автор?

Еще по теме

Безликие тексты
Деталь и подробность
Эклектика
Сильные слова

Поделиться
Отправить
Запинить
3 комментария
Евгений Кот

Но ведь это всё про догадки! Конвертация искусства: картину в «что сказал автор», книгу в сценарий, сценарий в фильм, стихотворение в песню — всегда область догадок и переосмысления. Особенно конвертация между разными областями (вербальное, изобразительное, музыкальное).

Что сказал автор — это вопрос в пустоту, и ответ на него найти невозможно, разве что если спросить самого автора.
Что вы увидели и почувствовали, какие отсылки увидели — это идеальные, на мой взгляд, вопросы что школьникам, что взрослым людям. Во всяком случае, свои мысли и чувства, свой культурный багаж — это единственное контролируемое и осязаемое нами.

Виталий

Мне нравится и постановка вопроса, и комментарий Евгения. Я бы пошел дальше и спрашивал школьников, что им есть сказать по поводу увиденного. Мой учитель литературы поступал именно так: побуждал нас выражать своё мнение, а потом сталкивал в диспуте. Было много визга и мало толка, но развивалось мышление ;)

Митя Моровов

Ох, я вот немного сам пописываю стишки и пытаюсь по ходу анализировать весь процесс. Вот что я обнаружил.

  1. Чаще всего какая-то мысль за произведением стоит. Но эта мысль может быть как монументальной, вроде «как же жить, если всё так плохо», так и утилитарной, вроде «давайте попробуем написать балладу про Марс»? Вторым, как мне кажется, занимались импрессионисты — например: «а что если нарисовать, как свет играет на траве».
  1. Бессмысленных деталей не бывает. Это про «синие занавески». Как правило «просто синие занавески» не останутся в конечном тексте, если в них не вкладывается даже простейший смысл.
  1. Для толкования произведения необходимо знать контекст.
Саша Волкова

Про деталь с тобой Надежда Шапиро спорит.

Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter
Популярное