Зачем мы все это делаем

«Говард Госсидж, самый неистовый бунтарь рекламного бизнеса, утверждал, что реклама — слишком ценный инструмент, чтобы его использовать понапрасну для коммерческих целей. Он считал, что реклама оправдывает свое существование полностью лишь тогда, когда ей пользуются во благо общества».
Дэвид Огилви

Я не люблю циников и ищу в союзники совестливых людей — тех, кто хочет приносить пользу обществу. Я нахожу их среди редакторов, дизайнеров, копирайтеров. Мне нравится, что им не все равно, но я не разделяю их иллюзий.

Для общества или для бизнеса
Чтобы начать проект, бизнес ищет платежеспособный спрос. Он не спрашивает, что нужно обществу, он ищет тех, кто готов платить.

Для общества Для бизнеса
Кому необходима полезная еда? Кто больше заплатит за полезную еду?
Каких автомобилей не хватает городу? Какие автомобили быстрее раскупят?
Кому негде жить? У кого есть деньги на квартиру?

Такая постановка вопроса меняет всё. Если бы речь шла о проблемах общества, то повар-диетолог готовил бы школьные обеды, заводы выпускали удобные автобусы, а строители строили квартиры для всех. Но этого не будет: мы создаем продукт только для тех, кто может за него платить.

Об остальных можем заботиться после работы. Например, Джейми Оливер, британский шеф-повар, пытается помочь школьникам. Лондонские дети питаются одним фаст-фудом и съедают около четверти тонны картошки-фри в неделю. Джейми разрабатывает для них новый рацион, рассказывает о полезной еде и пытается запретить нездоровую пищу в столовых. Но это он делает после работы. А на работе — обслуживает платежеспособный спрос.

Джейми Оливер решает проблемы. Мне кажется, или это аллюзия к логотипу Food not bombs?

Говард Госсидж пытался совмещать заботу об обществе и работу. Он говорил: «Купить эфирное время или рекламное пространство — отнюдь не то же самое, что получить лицензию на охоту в частных угодьях. Это значит на время одолжить сцену, на которой можно выступить». Госсидж хотел, чтобы его реклама приносила пользу обществу. Но социальный проект по спасению Великого Каньона он делал в свободное время и бесплатно.

На работе мы только обслуживаем платежеспособный спрос. Я не говорю, что о платежеспособных людях не надо заботится. Я говорю только, что они — меньшинство общества. В России 22,9 млн человек с доходами ниже прожиточного минимума — 9662 рублей.

Для людей или для прибыли
Второй вопрос — насколько бизнес заботится о платежеспособных клиентах. Владельцы корпораций были бы довольны, если бы у людей был рычаг потребления — жмешь и человек несет деньги. Но люди сложные, у них мечты и планы. Нужно помогать им добиваться целей — только так они будут платить. Раз с потребителем столько возни, заказчик нанимает нас.

«Потребитель в договоре не указан, но ради него все и делается. В конечном счете, заказчик в гробу видал и исполнителя, и потребителя, но жить-то как-то надо. Приходится работать с исполнителем, чтобы заманить потребителя».
Артемий Лебедев

Мы можем помогать клиентам только до тех пор, пока это выгодно компании. Если удобство людей не окупается, бизнес всегда делает выбор в пользу прибыли. Такое вот ограничение, мы с ним живем.


Я не люблю иллюзии. Хочешь менять мир, помогать обществу — делай это после работы. А на работе можно найти другие тихие радости. Как Герман Цапф.

«Мы не совершаем подвигов, не претендуем на славу, не перекраиваем карту мира, но, возможно, своим тихим ремеслом мы добавляем в этот мир каплю радости и, старательно выводя наши строчки, воздаем хвалу Господу со всей искренностью наших сердец».
Герман Цапф

Еще по теме
Работа в большой компании
Морализаторы не оплатят твои счета
Фотография не изменит мир
Дизайн умеет убеждать

Поделиться
Отправить
Запинить
Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter
Популярное