Диалог, который меняет историю

Вопрос от читательницы Елены: «Как построить систему персонажей? Хочу, чтобы они не были похожи на старых друзей, которые понимают друг друга с полуслова. Хочу, чтобы герои были в разных системах координат. Так бывает, когда что-то говоришь, собеседник отвечает, но ты не понимаешь, как его реплика вообще связана с твоей».

Привет, Лен. То, чего ты хочешь, это и есть драматический диалог. В жизни люди просто болтают, меняются информацией и эмоциями, но в драматургии всё сложнее: каждый диалог должен менять ценности героев и развивать сюжет. Чтобы такой диалог получился, нужно столкнуть мировоззрения персонажей. Сейчас расскажу, как это должно работать.

Оговорюсь, что я никогда не применяла этот приём на практике, потому что не пишу художественных текстов. Обычно пишу интервью и простые кейсы — там персонаж один и драматургия простая. Про диалог я знаю теоретически, но буду рада, если моё начетничество тебе поможет. Вот смотри.

Как появляется разлом

Утром я выхожу из дома и знаю, что произойдет дальше: сяду в метро, приеду на работу, выступлю на совещании, через год получу повышение. Так поступают все люди — каждый день они совершают действия с ожидаемым результатом. Но для истории такое не годится.

В истории произойдет непредвиденное. Я сяду в московское метро, и поезд привезет меня в Монтевидео. В этот момент между ожиданиями и реальностью образуется разлом. Из этого разлома потом появится вся история: теперь герою придется меняться и действовать.

Или засну в саду возле дома и окажусь в сказочной стране

Как разлом заставляет героя меняться и действовать

Драматург создает разлом между ожиданиями и действительностью, чтобы заставить героя шевелиться.

Герой изменится. С опытом в сознании формируется модель мира — представления о том, как он устроен. Я знаю, что врать нехорошо, бутерброд падает маслом вниз, а на метро не уехать в Уругвай. Пока эта модель не противоречит практике, я считаю ее верной. Но если случится событие, которое не вмещается в мою модель мира, то придется её пересмотреть — изменить убеждения, мнение о людях, привычки. Когда я окажусь в Монтевидео, мое представление о мире изменится.

Герой совершит поступок. С опытом я учусь получать желаемое самым простым способом. Чтобы приготовить чай, ставлю чайник; чтобы попасть на работу, сажусь в метро. Пока это работает, я не стану придумывать новые способы и что-то усложнять. Но если поезд завезет меня в Монтевидео, придется импровизировать. Когда случится непредвиденное, я попытаюсь вернуть жизнь в равновесие — для этого пойду на риск, совершу поступок.

Пока все идет по плану, герой повторяет привычные действия с ожидаемым результатом. Но как только возникает разлом между ожиданиями и действительностью, ему приходится думать, меняться и совершать поступки.

Разлом всегда увеличивается

Чтобы получить желаемое, человек не станет делать больше, чем необходимо. Но драматург хитрит: он постепенно увеличивает разлом, чтобы герою пришлось придумывать новый и новый «самый простой план», идти на всё больший риск.

Я хочу попасть на работу и совершаю самое простое действие — сажусь в метро. Но поезд привозит меня в Монтевидео — возникает разлом между ожиданиями и действительностью. Ищу самое простое объяснение: «Это сон». Первый поступок тоже будет самым простым — «Прыгну с небольшой высоты и проснусь». Я расшибаю коленку об уругвайский асфальт, разлом увеличивается, ставки повышаются.

Новое объяснение будет сложнее: «Меня накачали наркотиками и зачем-то привезли сюда». Новый поступок потребует большей смелости: «Найду аэропорт и улечу обратно домой». Я выхожу на улицу и вижу, что Монтевидео вымер — вокруг меня люди застыли в нелепых позах и даже не моргают. Разлом увеличился еще сильнее, ставки снова повышаются.

Драматург с меня не слезет и будет увеличивать разлом. Он не успокоится, пока я не пересмотрю все свои представления о жизни и не рискну жизнью. Каждый новый разлом заставит меня мобилизовать силы, проявить характер и измениться. Разлом — это материя истории, из неё драматург берет все причины, импульсы и следствия.

Как это использовать в диалогах

Возвращаясь к твоему вопросу: если друзья понимают друг друга с полуслова, их диалог не войдет в историю. Разговор интересен, только если каждый герой ждет одного, но слышит другое.

Я сказала коллеге «Доброе утро!», она ответила «Доброе!» — хорошо для рабочих отношений, но плохо для истории. Но что будет, если она скажет: «Эмм.. я бы хотела перейти на более формальное общение после вчерашнего». Это звучит как начало диалога. Теперь я буду выяснять, что же случилось вчера, а коллега будет недоумевать — разлом будет увеличиваться. В конце всё встанет на свои места. Или не встанет — и это послужит материалом для новых сцен.

А теперь — на примере

Давай послушаем, как Тирион Ланнистер разговаривает со своим отцом после битвы на Черноводной. Лорд Тайвин — глава великого рода, заморочен на чести семьи и наследии. Тирион — его младший сын-карлик. Во время битвы на Черноводной Тирион возглавил войско и смог отбить атаку на замок. В разговоре с отцом Тирион ждет благодарности и признания. Лорд Тайвин, наоборот, хочет умалить заслуги сына, избавиться от него, а лучше — уязвить. В его мире битва на Черноводной — огромный позор: он предпочел бы, чтобы Тирион умер во младенчестве, потому что уродливый карлик позорит род. Теперь же недоносок вылез вперед, привлек к себе внимание и оказался храбрее короля — это выглядит, как насмешка судьбы. К тому же карлик стал ещё уродливее, когда ему раскроили в битве нос.

У нас две противоположные «правды» — Тириона и Тайвина.

Реплика Линия Тириона Линия отца
— Тирион, — произнес лорд спокойно и отложил перо Почему он не назвал меня сыном? Почему в его голосе нет восторга? Готовится к сложному разговору
— Рад, что вы еще меня помните, милорд Упрекает, чтобы добиться раскаянья Недоволен упреком
— Сир Бронн, Подрик, я попрошу вас подождать за дверью, пока мы не закончим. Наконец-то мы поговорим наедине, как близкие люди Настоен управиться быстро и решительно
— Красивая цепь Упрекает за то, что знак десницы после битвы перешел от Тириона к отцу Делает вид, что не заметил упрека
— Сядь-ка лучше. Разумно ли ты поступил, встав с постели? Рад, что отец проявляет заботу Намекает, что Тирион болен и не может заниматься государтсвенными делами
— Моя постель мне опостылела Старается завоевать расположение отца, храбрится Думает, как замять дело
Славные у вас покои. А меня, умирающего, верите ли, перенесли в какую-то темную дыру в крепости Мейегора. Упрекает на этот раз недвусмысленно, чтобы отец не смог опять проигнорировать Злится
Красный Замок переполнен свадебными гостями. Как только они разъедутся, мы найдем тебе более пристойное помещение Разочарован, ожесточен Показывает, что внук ему дороже Тириона

Книга 3, глава 4 — проследи за диалогом дальше: Тирион ждёт признания, а Тайвин пытается его пристыдить. С каждой новой репликой разлом между двумя мирами увеличивается, а заканчивается всё угрозами и полным разрывом отношений.

Если хочешь написать драматический диалог, продумай две картины мира: у каждого собеседника — своя. Пусть каждый держится своей правды и недоумевает репликам собеседника. Пока пишешь, вставай на сторону то одного, то другого персонажа: пока стоишь на стороне первого, ты не должна знать, что в голове у второго. Тогда разлом в диалоге будет увеличиваться до тех пор, пока наконец не схлопнется — герои придут к третьему, общему пониманию. Или разлом окончательно развалит отношения двух персонажей, и каждый останется в своем мире один.

===
P.S. Лена не просто читательница, она мой редактор — обычно я не публикую текст, пока Лена его не покритикует.

А ещё я тырю у Лены материалы: она читает академическую литературу о лингвистике и публикует выжимку в канале Телеграма. Лена ведет канал для себя, но подсматривать разрешает. Например, из её поста о метафоре в когнитивной лингвистике собираюсь сделать свой пост — о том, как использовать метафору на практике. Подписывайтесь, если вам тоже нужна теория лингвистики.

Поделиться
Отправить
Запинить
2 комментария
Елена Волкова

Крутой пост, на меня сразу идеи накинулись. Но вообще я не совсем про это спрашивала. В «Игре престолов» у героев могут быть разные ожидания или информация, но они все будто из одного теста сделаны. Как будто один герой, который оказался в разных ситуациях. В книге это сильнее видно: все герои одинаково увлечены одеждой и едой. То, как Тирион смотрит на одежду Сансы, как Серсея смотрит на одежду Джейме, как Арья смотрит на чью-то одежду — совсем одинаково. Кажется, как будто они обращают внимание на одни и те же вещи в мире. И внутренняя логика у них одинаковая.

А я хочу построить героев, которые как люди: каждый в своём мире. Я вспоминаю, как я разговаривала с Максимовой (преподом по русской литературе одного из периодов двадцатого века), иногда я говорила «ну да, наверное», но только потому, что она идеалистка, и то, что она обосновывала события какими-то невнятными движениями духа, казалось мне даже на слова не похожим, ведь у слов есть смысл. Представляю, как ты разговаривала бы с Сидом. Помню, как ты разговаривала с Радчуком. Мне это кажется жутко увлекательным — что люди не из одной системы. В литературе герои все разные, но все из одного механизма, и часто в диалогах это слишком высвечивается. Вот я хочу понять, как построить диалог так, чтобы не казалось, что люди специально созданы для этого диалога.

Я сейчас читаю «Щегла» — мне нравится, как там герои сделаны. Тео знакомится с Борисом, и логика Бориса ему непонятна поначалу, но это полнокровная логика. Или про отношения отца и матери — видишь сразу с двух сторон. Когда отец бесновался, мама умолкала. Отец от этого вымораживался, он это ненавидел. Но в другом контексте Тео, который смотрит на ситуацию больше глазами матери, говорит, что мама умела общаться с отцом: когда он начинал сердиться, она умолкала, его это злило, но он уходил, а возвращался уже спокойный.

Кстати, там есть очень чёткий пример разрыва. Это где Тео хочет поехать с Барбурами на лето в Мэн, друг обнадёживает, что так и будет, вот, наконец, он получает приглашение — и тут его забирает отец.

Саша Волкова

Покопаюсь в своих записях — там что-то было про систему персонажей. Но, кажется, Макки и Труби как раз предлагают делать персонажей одного набора.

Должна получиться система, в которой каждый персонаж подсвечивает черты главного героя. При этом второстепенные персонажи не тянут одеяло на себя — прописаны ровно настолько подробно, насколько это необходимо, чтобы сыграть свою роль в сюжете.

Елена Волкова

А я хочу из разных. Топ! Может, они должны быть как картинки в Диксит или Пексесо: от разных художников, из разных наборов, но объединённые правилами игры и как-то всё же подходящие друг другу. Или как в лоскутном одеяле: совсем разные лоскуты — от платья, от ползунков, от подушки. Но подобранные по цвету так, что нейтрализуют друг друга, и из  однотипного хлопка.

Ваш комментарий
адрес не будет опубликован

ХТМЛ не работает

Ctrl + Enter
Популярное